Zaurbek Talchigov

Zaurbek Talchigov byl 22.4.2011 propuštěn po 8,5 letech odnětí svobody.

Seděl v ruské věznici za údajnou „spolupráci“ s atentátníky z moskevského divadla Na Dubrovce v r.2002.

V době přepadení divadla poslanec Státní Dumy a poté poradce prezidenta Putina Aslanbek Aslachanov vyzval Čečence, aby přijeli k divadlu a pokusili se přemluvit ty, kteří drželi v divadle rukojmí, aby je propustili na svobodu. Zaurbek  přijel, za přítomnosti Aslachanova i pracovníků FSB se snažil pomoci, ale později byl podveden a obviněn z toho, co nemohl spáchat. Aslachanov ani nepřišel svědčit k soudu, a svědectví mnoha dalších osob se nebralo v úvahu. Potřebovali živé viníky, když v divadle všechny otrávili (kromě vlastních nasazených agentů, kteří dle pozdějších svědectví např. Anny Politkovské divadlo s pomocí tajných služeb opustili). Aby mohli světu prezentovat další „čečenské teroristy“.

Svědectví o nespravedlnosti ruské justice Světlany Gannuškinové: 

 

Заурбек Талхигов вышел на свободу 

В страстную пятницу 22 апреля 2011г. вышел на свободу Заурбек Талхигов, отсидев 8,5 лет от звонка до звонка с трагической ночи с 22 на 23 октября 2002г.террористического акта в «Норд-Осте».

Во вторник 19 апреля Тамара Талхигова – мать Заурбека, приехала в колонию № 25 г.Сыктывкар. Первое, что она сделала – попросила предоставить ей трехдневное свидание с сыном. Уже с марта Заурбеку полагалось такое свидание, и Тамара хотела увезти сына прямо со свидания, чтобы в конце не случилось чего-то неожиданного, что задержало бы его в заключении. Ей ответили, что для длительного свидания мест нет.

В среду им дали короткое свидание, на нем Заурбек сказал матери, что не ждет никаких эксцессов. Вечером он позвонил Тамаре и сказал, что его забирают в медсанчасть. Снова появились основания для опасений. Но они оказались напрасными: Заурбека осмотрели врачи, стоматолог привел в порядок его зубы. Рано утром в пятницу Тамара уже была у входа в КПП, зашла в спецотдел, через час появился Заурбек. «Все улыбались нам, прощались с ним как с другом. Можно было подумать, что они все его любят»- говорит Тамара Талхигова. Они с Заурбеком вышли с территории колонии и сразу стали звонить всем родным и близким. Так мы услышали их счастливые голоса. 

Сегодня Тамара и Заурбек прилетели в Москву. Заурбек одет в белую майку и белую куртку: «Столько лет ходил только в черном, – говорит он, – попросил привести светлое.»

Заурбек рассказывает, как провел последние дни в колонии, как пришел к нему сотрудник ФСБ и просил не говорить на воле плохо об их ведомстве: «Мы все понимаем, – сказал службист, – но и ты пойми, это не мы против тебя, это такая система!»

В заключении Заурбек много читал. Чтобы не получить запрета посещать библиотеку, старался избежать нарушений. На вопрос: «Какие книги он любит читать?» – он отвечает: «Мне нравятся стоики». О тюремном опыте отмечает, что научился лучше выражать свои мысли словами.

«Я из тех, для кого стакан наполовину полон»,- говорит Заурбек о себе. Заключение не сломило его и не уничтожило веру в людей и будущее. 

Заурбек Талхигов пришел к театральному центру на Дубровке по телевизионному призыву депутата Государственной Думы Асланбека Аслаханова, призвавшему всех чеченцев, находящихся в Москве, окружить здание живым кольцом и заставить террористов сдаться. План не удался – откликнувшихся на призыв было немного.

Тогда Асланбек Аслаханов попросил Заурбека связаться с захватчиками и сообщил ему телефон их предводителя – Мовсара Бараева. С этой же просьбой к нему обратились находившиеся рядом голландские журналисты и гражданин Нидерландов русского происхождения Олег Жиров, у которого в заложниках оказались жена и ребенок. Талхигов позвонил Бараеву, говорил с боевиками, пытаясь войти к ним в доверие и добиться уступок для заложников. Заурбеку для этого пришлось сообщить террористам все данные о себе и о месте пребывании своей семьи. При этом все переговоры Талхигова проходили в присутствии сотрудников спецслужб и не встретили возражений с их стороны.

По свидетельству очевидцев, переговоры Заурбека Талхигова с террористами об освобождении иностранных граждан шли довольно успешно. В частности, до штурма, ему вместе с депутатом Украинской Рады О.П.Беспаловым удалось достичь предварительного соглашения о скором освобождении граждан Украины.

Однако довести до конца с трудом добытые договоренности так и не удалось: в тот же день через полтора часа после последнего разговора с боевиками Заурбек Талхигов был задержан представителями ФСБ. Ему предъявили обвинение в пособничестве террористам. 

Хотя на его процессе свидетели один за другим подтверждали невиновность подсудимого, 20 июня 2003 года судья Моссгорсуда М.А.Комарова признала 25-летнего Заурбека Талхигова виновным в «пособничестве терроризму и захвате заложников» (ст. 30, 205 и 206 УК РФ) в театральном центре на Дубровке и приговорила его к 8,5 годам лишения свободы в колонии строгого режима. 9 сентября 2003 г. кассационная инстанция в лице судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила в силе приговор, в тексте которого недвусмысленно отмечалось, что, когда Заурбек Талхигов пришел к Театральному центру, «умысла на оказание пособничества террористам у него не было».

В ходе судебного разбирательства органы ФСБ сообщили, что часть распечаток переговоров Талхигова с боевиками «уничтожена за ненадобностью», поэтому суд смог изучить лишь малую часть переговоров, а большая, по поводу освобождения заложников осталась вне его исследования. Гособвинитель также признал это, он сказал: «Действительно, в суд была представлена только часть переговоров, но это произошло потому, что чекисты не сразу получили санкцию на их запись». 

9 марта 2004г. по делу Талхигова адвокатом Сергеем Насоновым была направлена жалоба в Европейский Суд по правам человека.

В 2005г. администрации колонии подала об ужесточении режима его содержания: Талхигову было предъявлено обвинение в регулярных нарушениях режима содержания. Среди них такие:

Заурбек обратился к охраннику «на ты» (что принято у чеченцев);

отказался есть грязной деревянной ложкой, по словам охранника, специально принесенной из туберкулезного барака, и сломал ее;

не выполнил команду „отбой“, потому что не закончил молитву;

вышел на построение в новой одежде без нашивок, которые получил за минуту до  построения, при этом ниток и иголки ему не дали.

За все эти «прегрешения» Заурбек уже получил и отбыл дисциплинарные наказания.

11 августа 2005г. в Сыктывкаре состоялось заседание суда, который принял решение о переводе Талхигова на два года из колонии в тюрьму ЮН 78/Т в г. Димитровград Ульяновской области, где с ним жестоко обращались на протяжении всего пребывания. Он был избит, неоднократно помещался в карцер.

Анна Политковская 22 декабря 2005г. опубликовала в «Новой газете» статью об этом. Через некоторое время Политковская обратилась с просьбой разрешить ей свидание с Заурбеком, но получила отказ. Отказ был обоснован тем, что дело Талхигова принято Европейским Судом, поэтому до вынесения им решения публикации о нем могут рассматриваться как давление на суд.

13 июня 2006г. Талхигов был вызван в администрацию исправительного учреждения, где ему настоятельно посоветовали отказаться от встреч с журналистами. Он не согласился дать такое обещание. 

Обеспокоенные долгим отсутствием отклика мы пригласили Заурбеку еще одного адвоката, который на свой запрос получил от секретаря  Европейского Суда следующий ответ:

«Довожу до вашего сведения, что досье № 113/04, открытое по заявлению от 9 марта 2004г., было уничтожено. Заявитель не направил надлежащим образом формуляр жалобы и не ответил на письмо Секретариата в течение года, поэтому был сделан вывод о том, что данная жалоба заявителем отозвана. Заявитель был уведомлен о последствиях несвоевременного ответа в нашем первом письме».

Таким образом, возможность обжаловать нарушения, допущенные на стадиях предварительного и судебного следствия, была утеряна.

Оставалась возможность обжаловать условия содержания, которые за 8,5 лет не раз были тяжелыми. Заурбек в заключении заболел тяжелым инфекционным заболеванием, возникали трудности с обеспечением медикаментами. Однако Заурбек надеялся доказать свою невиновность и отказался обращаться в Европейский суд по иному поводу.

Все эти 8,5 лет мы помнили о Заурбеке, старались поддержать его родителей. Много помогала им и писала о нем Лена Санникова. Мы не сумели сломать систему, о которой сказал Заурбеку на прощание один тех, чьих руками она приводится в действие.

Но никогда мы не забывали о том, что идеалист Заурбек Талхигов безвинно лишен свободы.

И вот, наконец, Заурбек на свободе. Какое счастье!!! 

Светлана Ганнушкна

Zaurbek s matkou a Světlana Gannuškinová po osvobození Zaurbeka

22.4.2011