MEMORIAL – jak si (ne)žijí Čečenci

11.01.2010г.

Президенту Российской Федерации

г-ну Медведеву Д.А.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! 

Террористические акты стали почти повседневностью нашей жизни. Они превратились в способ ведения диалога оппозиции с государственными структурами на местах, выяснения отношений в бизнесе, способ расправы с правозащитниками и журналистами, мести сотрудникам правоохранительных органов – облеченным властью и носящим оружие на законных основаниях – за бессудные расправы, которые могут быть также отнесены к разряду преступлений террористического характера.

Вам хорошо известно, какие утраты понесло гражданское общество за последний год. Среди погибших много наших товарищей и самых близких нам людей, поэтому каждый из нас понимает, как важно бороться с терроризмом во всех его выражениях. Обеспечение безопасности населения есть одна из важнейших функций государства, в исполнении которой каждый из нас лично заинтересован.

Однако, борясь с терроризмом даже самыми жесткими методами, представители государства не должны уподобляться террористам. Они не могут исходить из принципа коллективной ответственности, их действия не должны быть похожи на месть.

Оставляя выбор тактики профессионалам, высшие государственные лица формулируют принципы стратегии в области борьбы с таким чудовищным явлением современности как терроризм. 

С глубоким сожалением я вынуждена констатировать, что Ваши высказывания, дающие стратегические установки в этой области, вызывают у меня большую тревогу.

Так 27 июня 2009г., выступая на заседании Совета безопасности, Вы потребовали от силовых структур «не церемониться с бандитами» и попросили докладывать Вам, сколько боевиков на Северном Кавказе уничтожено за последнее время.

Тогда нам показалась, что эти слова сказаны Вами в минуту гнева после покушения на Президента Ингушетии Юнусбека Евкурова, с именем которого связывались надежды народа Ингушетии, зажатого между двумя источниками насилия, между властью и подпольем, выйти тупика. Драматичность момента не давала возможности вступить в дискуссию о методах борьбы с терроризмом.

Можно было ожидать, что в дальнейшем от Вас последуют более четкие и ясные установки и руководства к действиям, лежащим исключительно в правовом поле.

Но вот 8 января нового 2010г. на встрече с директором ФСБ Александром Бортниковым Вы снова даете ту же установку: «В том, что касается бандитов, наша политика остается прежней. Их нужно просто уничтожать, делать это жестко и делать это систематически, то есть регулярно, потому что, к сожалению, бандподполье еще существует. Нужно методично действовать „по всей поляне“, если где-то появился след, значит, нужно искать их и уничтожать».

Уничтожать людей регулярно, жестко, систематически и методично за последние годы научились многие. Однако ни для кого не тайна, что отчетность такого рода весьма просто организуется, и наши доблестные правоохранительные органы имеют в этом огромный опыт. Они не привыкли церемониться не только с бандитами и с добропорядочными гражданами, но и с самим законом.

Если для статистики нужны трупы – будут трупы, за этим дело не станет. Остается только открытым вопрос: уменьшится ли от этого численность вооруженного подполья. Возможно, новые жертвы фальсификации послужат рекрутированию в сопротивление новых участников?

Население теперь все реже обращается за помощью к правозащитникам и в правоохранительные органы. Ни те, ни другие не могут им помочь, поэтому люди теряют веру в правовое решение своих проблем. Это и есть следствие политики уничтожения без суда и следствия.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Ниже я привожу историю последних месяцев жизни одного жителя Чеченской Республики, которому мы не смогли помочь.

Наша организация с конца июля 2009г. неоднократно пыталась добиться серьезного расследования обстоятельств задержания, а по сути похищения, жителя г. Аргун Чеченской республики Алихана Султановича Маркуева, 1988 года рождения.

Алихан Маркуев в июле 2007г. стал участником незаконных вооруженных формирований, которые через год покинул, добровольно заявил в Аргунский ОВД о явке с повинной и в 2008г. официально прошел процедуру амнистии. После этого он открыто прожил год у себя в семье, занимаясь ремонтом дома.

Несмотря на это, 5 ноября 2008 года против Маркуева было возбуждено уголовное дело по статьям УК РФ: 222 (приобретение и хранение оружия) и 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов). Кроме того, Маркуев был объявлен в розыск, хотя он не скрывался от следствия и передал следователю СУ по ЧР Якубу Никаеву, который вел его дело, номер своего телефона. Для защиты интересов Алихана Маркуева был приглашен адвокат, работающий в ПЦ «Мемориал».

28 июля 2009 года Алихан Маркуев неожиданно был увезен из дома сотрудниками Аргунского ОВД. Адвокат позвонил следователю Никаеву, который сообщил ему, что дело в отношении Алихана приостановлено, а о его задержании ему ничего не известно.

После этого сообщения родственники обратились в ОВД г.Аргун. Однако начальник ОВД и глава администрации г. Аргун посоветовали им прекратить попытки выяснения судьбы А.Маркуева, иначе против них будут приняты методы силового воздействия. Тогда родственники отправились в аппарат уполномоченного по правам человека в ЧР. Их принял сотрудник по имени Зелимхан, который отказался взять заявление и посоветовал им обратиться в прокуратуру.

В тот же день адвокат пришел за объяснением в ОВД. К нему вышел сотрудник, представившийся начальником уголовного розыска, и заявил дословно следующее: «Ты защищаешь «черта»   и, если не хочешь иметь большие проблемы, то близко не подходи к ОВД, нет у нас никакого Маркуева.»

На следующий день, опираясь на информацию чеченских коллег, я направила факсом и почтой запросы на имя заместителя министра ВД ЧР А.Б.Янишевского и прокурора ЧР М.М.Савчина с просьбой принять меры к выяснению места нахождения Алихана Султановича Маркуева и способствовать допуску к нему адвоката.

Помимо этого, я позвонила по телефону в Чеченскую Республику переговорила о происшедшем с обоими адресатами наших запросов. Мне обещали принять меры к тому, чтобы в отношении Алихана Маркуева не совершалось противозаконных действий.

2-го августа 2009 года в ночное время, в Аргунский ОВД вызвали родственников Алихана Маркуева. Родственники немедленно приехали на собственной легковой машине. Начальник уголовного розыска под расписку передал им задержанного 28 июля 2009 года Алихана.

Алихан вместе с родственниками сел в машину, и они поехали домой. Не успели они проехать и половины пути, как дорогу им перегородили машины, в которых сидели вооруженные люди в маскарадных масках. Они выскочили из машин, затолкали в одну из них Алихана, отобрали у его родственников ключи от их машины и уехали.

Лишенные возможности преследовать похитителей, родственники не смогли проследить, куда увезли Алихана. Но позже им удалось найти свидетеля того, что машины похитителей заехали во двор Аргунского ОВД.

Мы снова немедленно направили запросы в правоохранительные органы Чеченской Республики. Переписка продолжалась до октября 2009г., но никаких положительных результатов не дала. Мы получили ответы о возбуждении уголовного дела по факту похищения человека, о проводимых проверках и об их результатах, которые, как это обычно бывает, состояли в том, что сообщенные нами сведения не подтвердились.

Алихан Маркуев исчез бесследно. При этом его родственники и адвокат продолжали получать угрозы и советы не интересоваться больше его судьбой.

19 октября 2009г. к нам в приемную Комитета «Гражданское содействие» в Москве позвонил неизвестный и сообщил, что, по его сведениям, Алихан Маркуев и еще трое пропавших жителей Чечни находятся в Гудермесе в одном из мест содержания лиц, задержанных органами внутренних дел. Им было названо имя еще одного задержанного – пятнадцатилетнего Расухана Ризвановича Эльпиева.

Звонивший утверждал, что предполагается переодеть их в камуфляж, убить и выдать за уничтоженных во время спецоперации членов НВФ.

По словам звонившего, это было бы уже сделано, если бы не шум, поднятый вокруг Алихана Маркуева.

Эта информация требовала, по нашему мнению, принятия срочных оперативных мер реагирования. Мы немедленно направили факсом информацию об этом звонке в Прокуратуру и МВД ЧР. Ответ из Прокуратуры пришел невероятно быстро, он был датирован 22-м октября. Это означает, что на оперативную проверку сообщенных сведений ушло не более 2-х дней. Разумеется, «сведения не подтвердились».

К сожалению, дальше события развивались по сценарию, описанному нашим неизвестным информатором.

27 ноября 2009 года на окраине села Сержень-Юрт был найден труп мужчины с огнестрельными ранениями. Рядом с убитым лежал автомат. На опознание трупа были приглашены родственники Алихана Маркуева, им было сказано, что Алихан погиб во время спецоперации, при этом сотрудники органов внутренних дел уже знали, чей труп перед ними. Родственники опознали в убитом Алихана, тело было выдано для захоронения. Похороны прошли в селе Автуры. Похоронную церемонию проводили в спешке – видимо, угрозы родственникам Алихана не прекратились и после его убийства.

Гибель Алихана Султановича Маркуева – не исключительное, а обычное событие на Северном Кавказе. Нам известен целый ряд аналогичных похищений, когда родственники отказывались от обращения в правоохранительные органы и предания происшедшего гласности. Ими руководил страх за остальных членов семьи, за свою жизнь. А сколько таких событий остается вне нашего поля зрения?

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Мне представляется, что в деле Алихана Султановича Маркуева еще рано ставить точку: оно должно быть тщательно расследовано, убийцы разоблачены и привлечены к ответственности. В этом я прошу Вашего содействия. Все обстоятельства этого дела не оставляют сомнений в том, что Алихан Маркуев был похищен и убит сотрудниками силовых структур. Более того, его убийство было использовано для того, чтобы отчитаться в очередной победе над вооруженным подпольем. Такое преступление, совершенное представителями государства, стоит в одном ряду с самыми опасными террористическими актами, потому что разрушает общество, подрывая веру в закон.

Большая доля ответственности за то, что подобные убийства приобрели повседневный характер, ложится на высшее руководство страны. Уже в который раз первое лицо государства дает силовым структурам ясный сигнал, что о соблюдении закона можно не беспокоиться и следует отчитываться числом уничтоженных, не утруждая себя разъяснениями, как без суда и следствия можно правого отличить от виноватого.

Нам надо отдавать себе отчет: пока правоохранительные органы не перестанут ежедневно пренебрегать законом, и пока население не перестанет видеть в них постоянный источник опасности, ни на Северном Кавказе, ни во всей России не наступит стабильность. 

С уважением 

Председатель Комитета «Гражданское содействие»,

Член Правления Общества «Мемориал»,

Член Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека 

Ганнушкина Светлана Алексеевна

 

«ГРАЖДАНСКОЕ СОДЕЙСТВИЕ»

Региональная общественная благотворительная организация помощи

 беженцам и вынужденным переселенцам

 

Телефон: (499)973-54-74         Факс: (495)251-53-19 ИНН  7708037113
Адрес приёмной: 127006, Москва, Р/с 40703810338320100413, в/с 40703840638320100413
Долгоруковская ул., д.33, стр. 6
(проезд до ст. метро «Новослободская»)
в Марьинорощинском ОСБ № 7981  
Сбербанка России, г. Москва,
Приёмные дни: понедельник, среда с 10 до 20 часов; пятница с 10 до 15 БИК 044525225
E-mail: sgannush@mtu-net.ru; ccaserver@mtu-net.ru Корр. сч. 30101810400000000225

15 января 2010г.                                                                                 Всем, кого это касается!

 

Свидетельство

Правозащитного центра “Мемориал” и

Комитета “Гражданское содействие”

о положении выходцев из Чеченской Республики в России

 

Общая информация об организациях, представляющих информацию. Правозащитный центр “Мемориал” – одна из крупнейших правозащитных организаций в России, имеющая распространенную сеть родственных организаций по всей стране и за ее пределами. С 1995 года члены организации многие месяцы провели в Чеченской Республике. По собранным материалам в рамках программы “Горячие точки” были изданы книги „Россия – Чечня: цепь ошибок и преступлений“, „Звенья“, М., 1998; „Точечные удары“, „Звенья“, М., 1999; „Проблемы жертв военных действий в Чеченской Республике“ „Р-Валент“, М., 2000; „Дискриминация по признаку места жительства и этническому признаку в Москве и Московской области. Август 1999-декабрь 2000″, „Звенья“, М., 2001; серия „О положении в России жителей Чечни, вынужденно покинувших ее территорию“ „Р-Валент“, М., 2002, 2003, 2004, 2005,2006, 2007 гг., 2009г. „Условное правосудие“ „Р-Валент“, М., 2003, «Здесь живут люди», «Звенья» 2003-2008 гг. В апреле 2009г. выпущен седьмой доклад „О положении в России жителей Чечни. Октябрь 2007 г. – апрель 2009г “ „Р-Валент“, М., 2007г. Доклад, как и все предыдущие, переведен на английский и немецкий языки.

В мае 2009г. доклад был представлен в Германии, Франции, Норвегии, США.

Большая часть изданий помещена на сайтах «Мемориала» www. memo.ru и Сети «Миграция и Право» Правозащитного центра «Мемориал» refugee.memo.ru.

Участники программы “Горячие точки” постоянно организуют экспедиции в регионы, проводят мониторинг ситуации и выступают с заявлениями о нарушениях прав человека. Каждые три месяца программа выпускает бюллетень о положении с правами человека на Северном Кавказе.

Члены ПЦ „Мемориал“ непрерывно ведут наблюдение за положением жертв военных действий, как в Чечне, так и в других регионах России, где в настоящее время функционирует уже 50 юридических консультаций Сети „Миграция и Право“, четыре из которых находятся в Чечне.

В Москве работа консультационного пункта проводится на базе благотворительной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам “Гражданское содействие”, первой в России организации, еще в 1990г. взявшей на себя обязанность помогать вынужденным мигрантам -  www.refugee.ru .

Юристами сети “Миграция и право” только за 2009 год оказано около 20 тысяч консультаций, написано 5000 заявлений и иных документов в правоохранительные и административные органы, проведено более тысячи судебных дел. 

Текущая ситуация в Чеченской Республике. Так называемая, «чеченизация» конфликта не привела к улучшению ситуации с правами человека в Чеченской Республике, поскольку этот процесс включил в себя не только создание местных органов власти, силовых структур из местных жителей, но и делегирование этим структурам от федеральных сил права на незаконное насилие над мирным населением, которым бесконтрольно пользуются люди Рамзана Кадырова.

В результате за последние годы в Чечне сформировался тоталитарный режим, основанный на насилии, доносительстве и страхе. В 2007 г. резко сократилось число похищений людей правоохранительными структурами и случаев применения пыток (что уже само по себе свидетельствует о том, что незаконное насилие негласно регулируется сверху), тем не менее, похищения, пытки и другие нарушения прав человека по-прежнему остаются в республике обычным явлением. С середины 2008г. число похищений снова начало расти. В 2009г. оно увеличилось вдвое по сравнению с предыдущим годом. Кроме того, получить сведения о таких случаях правозащитникам стало значительно труднее, чем в предыдущие годы, так как все больше пострадавших отказываются давать информацию о совершенном против них или их близких насилии, опасаясь преследования со стороны властей.

Мониторинг похищений и исчезновений, проводимый «Мемориалом», представлен в таблице ниже. При этом надо учитывать, что наш мониторинг покрывает не более 30% территории Чечни.

Похищения, исчезновения

 

годы Всего похищены освобождены или выкуплены найдены убитыми исчезли под следствием
2006 187 94 11 63 19
2007 35 23 1 9 2
2008 42  20  4  13 5 
2009 ноябрь  90 58 10 18 4

 

Похищение 3 августа 2008г. и бесследное исчезновение Махмадсалиха Масаева, открыто сообщившего о том, что он в течение четырех месяцев содержался в тайной тюрьме Рамзана Кадырова и давшего об этом интервью «Новой» газете (http://www.novayagazeta.ru/data/2008/49/10.html), показывает, какая судьба ждет каждого, осмелившегося говорить правду. Убийство в центре Москвы 24 сентября 2008г. Руслана Ямадаева, главы единственного клана, который был способен конкурировать с Кадыровым, и покушение 28 марта 2009г. в Дубае на его брата Сулима Ямадаева, делает Кадырова единственным, безраздельным и неконтролируемым хозяином Чечни и ее жителей.

С середины 2007г. началась кампания по преследованию родственников предполагаемых боевиков. Несколько семей были изгнаны из домов. Дома других были сожжены. Остальных путем угроз заставляют каяться под телекамеры, не только призывать своих родственников вернуться, но проклинать их во время похорон.

В нашем распоряжении находится несколько заявлений семей, которые подвергаются постоянному преследованию и угрозам за, якобы, воюющих или уехавших за границу родственников. Однако заявители обращаются к нам не за защитой их интересов в России, как это обычно было в прошлые годы, а с просьбой помочь им выехать за пределы РФ. Такого рода поддержку наши организации не оказывают и оказывать не могут. Все обращающиеся к нам граждане поставлены об этом в известность, и, тем не менее, они оставляют такие заявления, считая единственным для себя выходом эмиграцию и обращение за убежищем.

15 июля 2009г. правозащитное сообщество понесло огромную утрату: была похищена и расстреляна наша коллега – правозащитник, журналист, общественный деятель Наталья Эстемирова. «Мемориал» выпустил заявление, в котором возложил на Президента ЧР Рамзана Кадырова ответственность за это убийство и обстановку правового произвола, созданную в Чечне под его руководством. Власти Чеченской Республики ответили потоком продолжающейся по сей день ругани в адрес «Мемориала» и его сотрудников. Президент ЧР в интервью радио «Свобода» 8 августа 2009г. позволил себе ряд оскорбительных высказываний в адрес убитой. Никто из руководства России не пресек эти оскорбления. Открытая работа приемных «Мемориала» была временно приостановлена.

Менее чем через месяц – 10 августа были похищены сотрудниками правоохранительных органов и председатель гуманитарной организации «Спасем поколение» Зарема Садулаева и ее муж Алик Джабраилов. Той же ночью они были расстреляны, наутро их тела со следами пыток были найдены на окраине Грозного.

16 декабря в Страсбурге представителям «Мемориала» Сергею Ковалеву, Людмиле Алексеевой и Олегу Орлову была вручена премия Европарламента «За свободу мысли», носящая имя Сахарова. В тот же день Правозащитный центр «Мемориал» распространил заявление, в котором сообщал о возобновлении своей работы в Чеченской Республике.

В ответ на это заявление Уполномоченный по правам человека Нурди Нухажиев по своей рассылке распространил заявление с резкой критикой и оскорблениями в адрес «Мемориала», якобы подписанное 32-мя чеченскими неправительственными организациями. На направленные нами «подписавшимся» личные письма все они ответили, что о заявлении впервые услышали от нас. Однако НИКТО из них не решился выступить с открытым заявлением и протестом по этому поводу, и только четверо дали разрешение сослаться на них при разоблачении фальшивки. Все они рассказали о том, что из аппарата, так называемого, Уполномоченного по правам человека ЧР они получили прямые угрозы оказаться в списке, который будет подан лично Рамзану Кадырову. 12 января на сайте Нухажиева появилось новое заявление аналогичного содержания, его «подписало» уже меньшее число руководителей чеченских НПО, но среди них— трое из тех четверых, разрешивших дезавуировать свою подпись под предыдущим заявлением. И снова никаких публичных опровержений, только звонки с объяснением своей непричастности к заявлению. Такое поведение наиболее активных членов общества говорит о том, что даже в таком простом случае люди чувствуют, что им и их близким в случае неповиновения угрожает смертельная опасность.

Опасность грозит не только активистам гражданского общества. Возвратившиеся из-за границы чеченцы попадают под подозрение, становятся жертвами вымогательства и фабрикации уголовных дел.

В последнем докладе о положении чеченцев в России подробно приводится история Зубайра Зубайраева, возвратившегося в РФ из Австрии по личным причинам и потому, что доверился пропаганде, убеждающей чеченцев в полной безопасности возвращения. Сейчас Зубайр Зубайраев находится в заключении, где подвергается изуверским мучениям, имеющим цель унизить его человеческое достоинство, наказать за то, что он осмелился жаловаться, сломить его духовно и физически.

Положение чеченцев в тюрьмах стало одной из основных тем названного доклада. Один из описанных в нем случаев получил драматическое развитие во второй половине 2009г. В октябре – после окончания срока наказания по сфабрикованному делу – должен был выйти из заключения Шамиль Хатаев. Однако в конце срока Шамиль был жестоко избит охранниками. Приглашенный нами адвокат в течение нескольких месяцев не мог добиться встречи с подзащитным,  не давали свидания Шамилю с матерью и женой. Он так и не вышел на свободу, против него снова возбуждено уголовное дело по нелепому обвинению в «дезорганизации деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества» (ст.321 УК РФ). Искалеченный Шамиль из колонии прямо отправился в СИЗО. Число таких примеров огромно, мы регулярно получаем жалобы на фабрикацию уголовных дел против чеченцев и бесчеловечное обращение с ними в тюрьмах. При всей жестокости российской пенитенциарной системы чеченцы, безусловно, составляют в этом отношении группу особенного риска.

С начала военных действий в Чеченской Республике первые лица государства не раз давали силовым структурам ясный сигнал, что о соблюдении закона можно не беспокоиться и следует отчитываться числом уничтоженных предполагаемых участников незаконных вооруженных формирований (НВФ). Такая установка была в очередной раз дана Президентом РФ 8 января 2010г., на встрече с директором ФСБ Дмитрий Медведев сказал: «В том, что касается бандитов, наша политика остается прежней. Их нужно просто уничтожать, делать это жестко и делать это систематически, то есть регулярно, потому что, к сожалению, бандподполье еще существует. Нужно методично действовать „по всей поляне“, если где-то появился след, значит, нужно искать их и уничтожать».

Этот подход провоцирует похищение мирных жителей, тела которых, переодетые в камуфляж и часто со следами пыток, позже выдаются за тела уничтоженных участников незаконных вооруженных формирований.  Один из таких случаев мы смогли проследить, благодаря конфиденциальной информации, полученной нами от неизвестного лица – возможно, находящегося на службе в чеченской милиции. Звонивший сообщил нам, что такая участь ждет Алихана Маркуева, 1988г.р., прошедшего в 2008г.  амнистию после года пребывания в НВФ. 28 июля 2009г. Алихан был увезен из собственного дома сотрудниками Аргунского ОВД и пропал. 19 октября 2009г нам поступило сообщение о планируемом убийстве Алихана, о чем мы немедленно  поставили в известность прокуратуру и МВД Чечни. Однако остановить преступление не удалось. 27 ноября на окраине села Сержень-Юрт был найден труп Алихана Маркуева с огнестрельными ранениями. Рядом с убитым лежал автомат. Родственникам сообщили, что Алихан погиб во время спецоперации. 

Сложившаяся в Чеченской Республике ситуация накладывает отпечаток и на методы, которыми действуют правозащитники. Мы, впервые за многие годы, лишены возможности открыто говорить все, что знаем о происходящем в Чечне. Это резко отличает Чечню от Ингушетии, где ситуация также критическая, но власти не препятствуют ее открытому обсуждению и сами участвуют в нем. Заговор молчания приводит к тому, что по миру распространяется легенда о стабилизации ситуации в Чеченской Республике. Отсутствие адекватной информации приводит к тому, что в миграционных органах и властных структурах стран Европы все шире распространяется убеждение в том, что настало время вернуть на родину всех (или почти всех) прибывших из Чеченской Республики лиц, ищущих убежища. 

Коротко о возможной альтернативе расселения. В наших ежегодных докладах мы уже много лет представляем свидетельства того, что никакой альтернативы проживанию в Чечне с риском для жизни у выходцев из Чечни нет, поскольку власти делают все от них зависящее для возвращения всех чеченцев в Чеченскую Республику. Попытки покинуть ее и поселиться в других регионах РФ не приводят к успеху: намерение Рамзана Кадырова собрать всех чеченцев в Чечне поощряется федеральной и региональными властями. Чеченцам снова и снова отказывают в аренде жилья, регистрации, приеме на работу. Происходит это в оскорбительной форме, унижающей национальное и человеческое достоинство.

О постоянной опасности оказаться в местах лишения свободы уже было сказано выше. Это относится также и к тем чеченцам, которые постоянно проживают в других регионах. Сотрудники силовых структур подбрасывают им наркотики, оружие и взрывчатые вещества,  против них фабрикуются дела о терроризме. В судах они также не могут рассчитывать на гуманное обращение и справедливость. Оказавшись в учреждениях пенитенциарной системы, чеченцы подвергаются унижению, избиениям и постоянному риску для жизни.

Жители Чечни и выходцы из нее не имеют и материальной возможности обеспечить себя жильем. Компенсация за утраченное в Чеченской Республике жилье составляет 120 тыс. рублей, приблизительно – 4 тыс. USD. На эти деньги не только нельзя купить дом или квартиру, но их не хватит даже на аренду более чем на 3-6 месяцев, в зависимости от региона. Кроме того, в последние три года из бюджета практически не выделяются средства на выплату компенсаций. В 2009г. получили компенсацию всего 87 семей, такими же темпами планируются выплаты на следующие два года. С учетом того, что положительные решения принимались только в отношении семей, покинувших Чечню во время признанных властями военных действий, можно утверждать, что тысячи семей ожидают выплаты компенсации минимум 6 лет. 

Таким образом, все вышесказанное позволяет сделать следующие выводы.

Жители Чечни не находятся в безопасности на территории России. Куда бы они не переехали и где бы они ни жили, их ожидают притеснения и опасность лишиться свободы и здоровья. Следовательно, возвращение в страну происхождения выходцев из Чечни, ищущих убежища в странах Европы недопустимо, поскольку нарушает Конвенцию ООН 1951г. и Протокол 1967г. «О статусе беженца».

 

Председатель Комитета «Гражданское содействие»,

член Правления Общества «Мемориал»,

член Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека,

член Правительственной комиссии по миграционной политике 

Светлана Ганнушкина

 
Letter from Human Rights Defender Svetlana Gannushkina to President Medvedev 

hro.org, 12/01/10 

· Human Rights Defenders

· Victims of Conflict

· Chechnya

Svetlana Gannushkina, Civic Assistance, Memorial Human Rights Centre: “A crime of this kind, committed by representatives of State authority, ranks with the most dangerous acts of terrorism, because it destroys society, undermining trust in the law” .


* * *

To the President of the Russian Federation 
Mr. D. A. Medvedev

Dear Dmitry Anatolevich!

Acts of terrorism have become an almost daily occurrence in our lives. They have become a means by which opposition conducts a dialogue with local structures of government, a means to sort out relations in business, a means of reprisals against human rights defenders and journalists, and a means to wreak revenge on law enforcement officers – those endowed with authority and legally entitled to carry arms – for extrajudicial killings, acts which can also be counted as crimes of a terrorist nature.

You well know what losses civil society has borne over this past year. Among those who died were many of our comrades and those closest to us. Therefore each of us understands how important it is to fight terrorism in all its forms. Ensuring the security of the public is one of the most important functions of the State, in the execution of which each of us is personally interested. 

However, in combating terrorism, even with the toughest methods, representatives of the State must not themselves become like terrorists. They must not act on the basis of a principle of collective responsibility. Their actions must not be similar to revenge.

Leaving the choice of tactics to professionals, the highest persons in government formulate the principles of the strategy to be adopted in combating such a monstrous phenomenon as terrorism.

With deep regret I am forced to state that your statements, laying down strategic direction in this area, give me much cause for concern.

On 27 June 2009, speaking at a session of the Security Council, you demanded that the military and law enforcement agencies „not stand on ceremony with bandits“ and asked them to report to you how many fighters in the North Caucasus had been destroyed in the recent period.

At that time, it seemed to us that these words were said in a moment of anger following the attempt to assassinate the President of Ingushetia, Yunusbek Evkurov, with whose name were linked the hopes of the people of Ingushetia, squeezed between two sources of violence, between the authorities and the underground, to escape from the dead-end in which they found themselves.

The dramatic nature of the moment was not conducive to entering into a discussion with you about the methods of fighting terrorism.

It could have been expected that subsequently you would issue more precise and clear directions, and guides to action, that would lie solely within the field of law.

But now in the New Year, on 8 January 2010, at a meeting with the director of the FSB, Aleksandr Bortnikov, you again issued the same instructions: „So far as bandits are concerned, our policy remains the same. They must simply be destroyed, this must be done toughly and it must be done systematically, in other words regularly, because, unfortunately, the bandit underground still exists. It is necessary to act methodically „over the whole field“, if somewhere or other there appears a trace, then it’s necessary to seek them out and destroy them.“ 

In recent years, many have learnt how to destroy people ‘regularly, toughly, systematically and methodically.’ However, it is no secret for anyone that keeping accounts while conducting this kind of activity is very simply done, and our valiant law enforcement agencies have huge experience in this. They are used not to stand on ceremony, not only with bandits and with respectable citizens, but with the law itself.

If bodies are needed for statistics – there will be bodies, that won’t stop them. The only question that remains open is whether the size of the armed underground is reduced as a result.

Isn’t it possible that new victims of falsification of this kind will encourage the recruitment of new participants into the resistance?

Members of the public now turn less and less frequently for help to human rights defenders and to law enforcement agencies.

Neither the former nor the latter can help them, and therefore people lose faith in using the law to solve their problems.

This is the consequence of the policy of destroying people without due process.

Dear Dmitry Anatolevich! 

Below I cite the history of the last months in the life of one person from the Chechen Republic whom we were not able to help.

From the end of July 2009, our organization tried more than once to secure a serious investigation into the circumstances of the detention, and in essence abduction, of Alikhan Sultanovich Markuev (born 1988), an inhabitant of the town of Argun in the Chechen Republic. In July 2007 Alikhan Markuev became a participant in illegal armed groups, which a year later he left, voluntarily giving himself up at Argun police station. In 2008 he was officially amnestied. After this, for a year he lived openly at home with his family, working on redecorating his house.

Despite this, on 5 November 2008 a criminal case was opened against Markuev and he was charged with offences under Article 222 of the Criminal Code of the Russian Federation (acquisition and storage of arms) and Article 317 (making an attempt on the life of a law enforcement officer).

Moreover, Markuev was put on wanted list, although he had not hidden from the investigating officers and had given the investigator from the Investigative Committee of the Chechen Republic who was in charge of the case, Yakub Nikaev, his telephone number.

A lawyer working for Memorial was invited to represent Alikhan Markuev.

On 28 July 2009, Alikhan Markuev was unexpectedly taken away from his home by officers from Argun police department.

When the lawyer phoned investigator Nikaev, he was told that the case in relation to Alikhan had been closed and that he, Nikaev, knew nothing about the detention.

After this communication, relatives turned to the Argun police department. However, the head of the police department and the head of the Argun town administration advised them to stop trying to find out about the fate of A. Markuev, or else force would be used against them.

Next the relatives went to the office of the Human Rights Ombudsman for the Chechen Republic where they were met by a staff member named Zelimkhan who refused to accept a statement from them and advised them to go to the Prosecutor’s Office.

The same day the lawyer went to the police department for an explanation. He was met by an officer who introduced himself as head of criminal investigations, and told him word for word the following: „You are defending ‘the devil’ and, if you don’t want any more problems, keep away from the police department, we don’t have any Markuev here’.

The next day, based on information from Chechen colleagues, I sent a formal inquiry by fax and post to the Deputy Minister of Police of the Chechen Republic, A. B. Yanishevsky, and Prosecutor of the Chechen Republic, M. M. Savchin, with a request to take steps to discover the whereabouts of Alikhan Sultanovich Markuev, and to assist his lawyer in meeting him.

In addition to this, I phoned the Chechen Republic and spoke about what had happened with both officials to whom I had sent the formal inquiries. I was promised that steps would be taken so that no unlawful acts would take place in relation to Alikhan Markuev.

On 2 August 2009, during the night, the relatives of Alikhan Markuev were summoned to Argun police department. 

The relatives immediately went there in their own car. The head of the criminal investigation department handed Alikhan, who had been detained on 28 July 2009, over to them, and the relatives signed an official document to this effect.

Alikhan, together with his relatives, got into the car and set off for home. They had only travelled half the journey when cars, containing armed people in masquerade masks, blocked the road in front of them.

The armed men jumped out of their cars and pushed Alikhan into one of them, taking the keys to their car from his relatives, and drove off.

Unable to follow the abductors, the relatives could not follow where Alikhan had been taken.

However, later they succeeded in finding a witness who had seen the abductors’ car drive into the forecourt of Argun police station.

We again immediately sent formal inquiries to the law enforcement agencies of the Chechen Republic. The correspondence continued into October 2009, but with no positive results.

The answers we received told us about the opening of a criminal case into the abduction of a person, about the steps being taken to investigate, and about their results, which, as usual, told us that the information we had communicated had not been confirmed.

Alikhan Markuev disappeared without trace. At the same time his relatives and lawyer continued to receive threats and advice not to pursue the question of his fate any longer.

On 19 October 2009 an unknown person phoned us at the offices of Civic Assistance in Moscow and said that, according to information he had, Alikhan Markuev and three other people from Chechnya, who had disappeared, were being held by police in Gudermes at a place of detention. 

The caller gave the name of one of the others detained, fifteen-year-old Rasukhan Rizvanovich Elpiev.

The caller stated that it was being planned to dress them in camouflage, kill them and give out that they had been members of illegal armed groups destroyed during a special operation.

In the caller’s words, this would already have been done, had not so much attention been attracted to the case of Alikhan Markuev.

In our view, this information demanded the taking of immediate steps by law enforcement agencies.

We immediately sent the information about this phone call by fax to the Prosecutor’s Office and to the Police Ministry of the Chechen Republic. An answer from the Prosecutor’s Office came improbably swiftly. It was dated 22 October. This means that the official investigation into the information had taken no more than two days. It goes without saying, ‘the information was not confirmed.’

Unfortunately, events continued to develop according to the scenario set out by our unknown informant.

On 27 November 2009, on the outskirts of the village of Serzhen-Yurt, the corpse of a man with gunshot wounds was found. Next to the body lay an automatic weapon.

Relatives of Alikhan Markuev were invited to identify the body. They were told that Alikhan had lost his life in the course of a ‘special operation’ – at the same time, the law enforcement officers already knew whose corpse this was.

Relatives identified the body as that of Alikhan and his body was returned to the family for burial. The funeral took place in the village of Avtury. The funeral ceremony was conducted in a hurry – evidently threats to the relatives of Alikhan had not stopped even after his murder.

The death of Alikhan Sultanovich Markuev is not an exceptional event in the North Caucasus, but a commonplace one.

We know of a whole series of similar abductions, where relatives refused to report cases to the law enforcement agencies and make public what had happened. In this they were guided by fear for the other members of their family, and for their own lives.

And how many events of this kind remain outside our field of vision?

Dear Dmitry Anatolevich! 

It seems to me that in the case of Alikhan Sultanovich Markuev, it is too early to put a full-stop. It must be thoroughly investigated; the killers found and brought to justice.

In this I ask for your good offices. All the circumstances of this case leave no doubt that Alikhan Markuev was abducted and killed by officers of law enforcement agencies.

Moreover, his murder was used to claim one more victory over the armed underground.

A crime of this nature, committed by representatives of State authority, ranks with the most dangerous acts of terrorism, because it destroys society, undermining trust in the law.

A great part of the responsibility for the fact that murders of this kind have become an everyday occurrence lies with the highest leadership of the country. 

It is not the first time that the first person in the State has given the agencies of law enforcement a clear signal that they need not worry about observance of the law, and that they must draw up their reports on the basis of the number of those destroyed, without troubling themselves with explanations of how, without due process, it is possible to distinguish between the innocent and the guilty.

We need to understand clearly that there will be no stability, either in the North Caucasus or throughout Russia, until the agencies of law enforcement stop daily disregarding the law, and until members of the public stop seeing in them a permanent source of danger.

Yours sincerely,
Chair, Civic Assistance, 
Member of the Board, Memorial, 
Member of the Presidential Council for the Development of the Institutions of Civil Society and Human Rights 

Svetlana Alekseevna Gannushkina

11.01.2010

 

CIVIC ASSISTANCE

Regional non-governmental charitable organisation providing assistance to refugees and forced migrants

 

Tel:+7(499)973-54-74         Fax: +7 (495)251-53-19 INN  7708037113
Centre address: House 33, Building 6, Dolgorukovskaya street, 127006 Moscow (Underground station: Novoslobodskaya) R/с 40703810338320100413, v/с 40703840638320100413
Open to the public: Mondays and Wednesdays from 10.00 to 20.00 and Fridays from 10.00 to 15.00 Mar’inoroshinkskii OSB № 7981  
Sberbank Russia, Moscow
  BIC  044525225
E-mail: sgannush@mtu-net.ru; ccaserver@mtu-net.ru Корр. сч. 30101810400000000225

15th January 2010                                                        

To everyone this may concern!

Evidence

from the Human Rights Centre Memorial and the Civic Assistance Committee on the Situation of previous residents of the Chechen Republic in Russia

 

General information about the organisations that are presenting this evidence.  

The Memorial Human Rights Centre is one of the largest human rights organisations in Russia, with a wide network of related organisations across the whole country and overseas. Ever since 1995 members of the organisation have spent many months in the Chechen Republic. From materials gathered the following books have been published in the framework of the “Hot Spots” programme: “Russia – Chechnya: a Chain of Mistakes and Crimes”, Zvenya, M. 1998; “Spot Strikes”, Zvenya, M. 1999; “Problems of the Victims of Military Actions in the Chechen Republic”, R. Valent, M., 2000; “Discrimiation on Grounds of Place of Residence and Ethnicity in Moscow and the Moscow Region. August 1999- December 2000”, Zvenya, M., 2002, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007 and 2009; “Conditional Justice”, R. Valent, M., 2003; “People Are Living Here”, Zvenya, 2003-2008. 

In April 2009 we published the seventh report “On the Situation of Residents from Chechnya in Russia. October 2007 – April 2009”, R.Valent, M., 2007. This report like all the previous ones was translated into English and German. 

In May 2009 the report was presented in Germany, France, Norway and the USA. 

The majority of our publications can be found on the Memorial website: www. memo.ru and on the website of the Human Rights Centre Memorial Migration Rights Network www.refugee.memo.ru

Participants in our “Hot Spots” programme constantly organise expeditions to different regions to monitor the situation and give statements about the violations of human rights there. Every three months the programme releases a bulletin about human rights in the North Caucasus.

Members of the HRC Memorial continuously observe the situation for the victims of military actions in Chechnya as well as in other regions of Russia, where at the present time there are 50 legal advice points, which are part of the Migration Rights Network, four of which are in Chechnya itself.

The consultation point in Moscow is run from the premises of the Civic Assistance charitable organisation for assistance to refugees and forced migrants. This was the first organisation that took up the responsibility of assisting forced migrants back in 1990. See www.refugee.ru .

Lawyers from the Migration Rights Network gave around 20,000 consultations, wrote 5,000 statements and other documents to the law enforcement agencies and administrative bodies, and took part in over a thousand court cases in 2009 alone. 

The current situation in the Chechen Republic.

The so-called “Chechenisation” of the conflict has not lead to an improvement of the human rights situation in the Chechen Republic, as this process included not just the creation of local authorities and security services from the ranks of local inhabitants, but it also delegated the right to carry out illegal violence against the peaceful population to these structures from the Federal forces, a right that Ramzan Kadyrov’s people use without any control.

As a result a totalitarian regime has developed over the last few years, based on violence, informing on others and fear. In 2007 the number of people kidnapped by the law enforcement agencies dropped significantly as did the number of cases of torture (which in itself is evidence that the violence is secretly regulated from the top). Nevertheless kidnappings, torture and other human rights violations are still a common occurrence in the republic. From mid-2008 the number of kidnappings again started to rise. In 2009 the number doubled in comparison to the year before. And not only that, it was now much more difficult than in previous years for human rights defenders to get any information about cases, as more and more victims refused to give information about violence committed against them or their near ones, fearing reprisals from the authorities. 

The monitoring of kidnappings and disappearances by Memorial is shown in the table below. It should be noted that our monitoring covers no more than 30% of the territory of Chechnya. 

Kidnappings, disappearances 

 

Year Total kidnapped Freed or bought for a ransom Found dead Disappeared Under investigation 
2006 187 94 11 63 19
2007 35 23 1 9 2
2008 42 20 4 13 5
2009 November 90 58 10 18 4

 

The kidnapping and disappearance without a trace of Makhmadsalikh Masaev on 3rd August 2008, who had said openly that he had been held in Ramzan Kadyrov’s secret prison and had given an interview to this effect to the Newspaper “Novaya Gazeta” (http://www.novayagazeta.ru/data/2008/49/10.html), shows the fate that awaits anyone who dares to tell the truth. 

The murder of Ruslan Yamadaev in the centre of Moscow on 24th September 2008, the head of the only clan capable of competing with Kadyrov, and the attempt on the life of his brother, Sulim Yamadaev, on 28th March 2009 in Dubai, makes Kadyrov the only, undivided and uncontrollable master of Chechnya and its inhabitants. 

From mid-2007 a campaign started to persecute the relatives of supposed militants. Several families were thrown out of their homes. The homes of others were burnt down. The rest, by means of treats, have been forced to go on camera, not only to call upon their relatives to return, but also to curse them at funerals. 

We have at our disposal several statements from families who are suffering from constant persecution and threats for their relatives who are supposedly fighting or have gone overseas. People are not coming to us now so that we can protect their interests in Russia, as it used to be in the past, but with requests to help them get out of Russia. Our organisation does not and cannot give that kind of assistance. Everyone who approaches us is made aware of this, but nevertheless, people still ask, believing emigration and a request for asylum to be the only escape for them. 

On 15th July 2009 the human rights community was dealt a huge loss: our colleague – human rights defender, journalist and community activist, Nataliya Estimirova – was kidnapped and shot dead. Memorial released a statement in which it laid the responsibility for this murder and the situation of legal arbitrariness created in Chechnya under his leadership, on the President of the Chechen Republic, Ramzan Kadyrov. The authorities in the Chechen Republic replied with a stream of abuse towards Memorial and its staff, continuing up to the present day. In an interview on Radio “Svoboda” on 8th August 2009, the President of the Chechen Republic allowed himself to say a whole row of offensive comments about the deceased. No one from the Russian leadership nipped these insults in the bud. The open work of the Memorial office with the general public [in Chechnya] was stopped temporarily. 

Less than a month later, on 10th August, members of the law enforcement agencies kidnapped the Chairwoman of a humanitarian organisation, called “Let’s Save this Generation”, Zarema Sadulaeva and her husband, Alik Dzhabrailov. They were shot dead that very night and were found on the outskirts of Grozny. 

On 16th December in Strasbourg, representatives from Memorial, Sergei Kovalev, Ludmilla Alekseeva and Oleg Orlov, were given a prize from the European Parliament for “Freedom of thought”, in the name of Sakharov. On the same day, Memorial announced it would resume its work in the Chechen Republic. 

As a reply to that statement, the Human Rights Ombudsman, Nurdi Nukhazhiev, sent round a statement via his email distribution list with sharp criticism of and insults towards Memorial, apparently signed by 32 Chechen non-governmental organisations. When we sent personal letters to all those who had “signed” they all replied that the first they had heard of the statement was from us. However, NOT ONE of them decided to make an open statement about this or protest, and only four of them gave us permission to refer to them when we exposed the falsification. They all said that they had received direct threats from the office of the so-called “human rights” ombudsman to be in a list, which was going to be given personally to Ramzan Kadyrov. On 12th January a new statement with similar content appeared on Nukhazhiev’s site. It was “signed” by fewer heads of Chechen NGOs this time, but included were three of the four organisations who had allowed us to repudiate their signature on the previous statement. And again no public denials, just calls with explanations that they had not taken part in the statement. This kind of behaviour from the most active members of society shows that even in such a simple case, people feel that their lives and the lives of their close ones are in danger in cases of disobedience. 

It is not just dangerous for civil society activists. Those Chechens who return from overseas fall under suspicion, become victims of extortion and the fabrication of criminal cases. 

In our last report on the situation of Chechens in Russia we gave detailed information on the story of Zubair Zubairaev, who returned to the Russian Federation from Austria for personal reasons and because he believed the propaganda, convincing Chechens of the complete safety of return. Zubair Zubairaev is now in detention where he is being subjected to monstrous torture with the aim of degrading his human dignity, to punish him for daring to complain and to break him spiritually and physically. 

The situation for Chechens in prisons became one of the main themes of the above-named report. One of the cases described developed dramatically in the second half of 2009. In October after the end of the period of punishment for a fabricated case, Shamil Khataev should have been released from prison. However, at the end of his term Shamil’ was violently beaten by the guards. We arranged for a lawyer but they were not able to get to see their client for several months. Shamil was not allowed to see his mother or wife either. He was never released and in fact another criminal case was opened against him on an absurd charge of the “disruption of activities of an institution providing isolation from society” (Art. 321 CC RF). The crippled Shamil was taken straight from the colony to a pre-trial detention centre (SIZO). There is a huge number of examples like this. We regularly receive complaints about the fabrication of criminal cases against Chechens and inhumane treatment of Chechens in prisons. Given all the cruelty of the Russian penitentiary system, Chechens without a doubt are a group at particular risk. 

Since the beginning of military actions in the Chechen Republic the heads of the government have given the security services a clear signal many times, that they do not need to worry about upholding the law and that they need to account for the number of destroyed supposed participants in illegal armed formations (IAF). This situation was compounded yet again by Dmitry Medvedev, the President of the Russian Federation, who at a meeting with the Director of the FSB on 8th January 2010 said, “As far as the bandits are concerned, our policy has not changed. We need to just destroy them. Do it brutally and do it systematically, that means regularly because, unfortunately, these underground groups still exist. We need to act methodically “across the whole glade”. If there is a clue that crops up somewhere, we need to find them and destroy [them]”. 

 This approach provokes the kidnapping of peaceful citizens, the bodies of whom are re-clothed in camouflage often with traces of torture. They are later given to be the bodies of destroyed participants in illegal armed formations. We were able to follow one such case thanks to confidential information received by us from an unknown person – perhaps someone serving in the Chechen police. The person rang us to say that this was the fate that awaited Alikhan Markuyev, DOB 1998, who had been amnestied in 2008 after a year of being in an illegal armed formation. On 28th June 2009 Alikhan was taken away from his home by officials of the Argun district interior affairs office, and disappeared. On 19th October we were told about the planned murder of Alikhan. We passed on the information to the Prosecutor’s Office and the Ministry of Interior at once. However, it was not possible to stop the crime. On 27th November Alikhan Markuyev’s corpse was found on the outskirts of the village, Serzhen’-Yurt, with gunfire wounds. Alongside the body there was a gun. The relatives were told that Alikhan had died during a special operation. 

The situation in the Chechen Republic as it is now is leaving an imprint and affecting how human rights activists work. For the first time in many years we are unable to openly say everything that we know that is happening in Chechnya. This marks a huge difference between Chechnya and Ingushetia where the situation is equally critical but the authorities do not hinder open discussion and even take part in such discussions themselves. This conspiracy of silence is leading to a situation whereby in migration departments and in government structures around Europe, it seems to be being more and more widely accepted that it is time to return everybody from the Chechen Republic seeking asylum to their homeland (or nearly everyone) 

A few words on any possible alternative resettlement. 

For many years now in our annual reports we have given evidence that there is no alternative to living in Chechnya where peoples’ lives would be at risk. This is because the state does everything they possibly can to make all Chechens return to the Chechen Republic. Attempts to leave and settle in other regions of the Russian Federation are not successful. The determination of Ramzan Kadyrov to gather all Chechens in Chechnya is encouraged by the federal and regional authorities. Chechens are refused again and again when they try to rent a flat, register at place of residence, find a job. This is done in an insulting manner that is degrading to them personally and as a group. 

We have already mentioned the constant danger faced by those in places of detention. This danger applies to all Chechens who live on a permanent basis in other regions [of Russia]. Officials from the security services plant drugs, guns and explosives on them and cases are fabricated against them with charges of terrorism. They cannot count on humane treatment or justice in the courts. Chechens who find themselves in the penitentiary system face humiliation, beatings and their lives are at constant risk. 

Inhabitants of Chechnya and those who have left have no way of providing their family with somewhere to live. Compensation for destroyed housing in the Chechen Republic is 120,000 Roubles, approximately $4,000 USD. You cannot just not buy a house or flat on this money, it will not allow you to even rent a flat for more than 3-6 months, depending on the region. Not only this, but in the last 3 years there have been practically no funds allocated to pay out compensation. Only 87 families received compensation in 2009 and the same level of payments are planned for the next two years. If we take into account that positive decisions have only been taken by the authorities in the cases of families who left Chechnya during the military activities officially acknowledged by the authorities, we estimate that thousands of families will need to wait a minimum of six years to receive their compensation.

All of the above allow us to make the following conclusions:  

Inhabitants from Chechnya are not safe on the territory of Russia. Wherever they move, wherever they live, they will suffer oppression and danger, lose their freedom and health. Consequently, returning people from Chechnya who have sought asylum in European countries, back to their country of origin, is not acceptable as it is a direct contravention of the 1951 UN Convention Relating to the Status of Refugees and its 1967 Protocol. 

 

Chair of the “Civic Assistance” Committee

Member of the Memorial Board

Member of the Council of the President of the RF on assisting the development of civil society institutions and human rights

Member of the Government Committee on Migration Policy 

Svetlana Gannushkina